«Пациенты называют меня „поющий доктор“»: воронежский анастезиолог — о медицине и музыке

Фото: личный архив Александра Воробьёва Воронежский врач анестезиолог-реаниматолог Александр Воробьёв вот уже почти полвека преданно служит медицине и музыке.

Фото: личный архив Александра Воробьёва

Воронежский врач анестезиолог-реаниматолог Александр Воробьёв вот уже почти полвека преданно служит медицине и музыке. О выборе профессии, создании ВИА «Вольный ветер», лечебной миссии музыки поющий доктор рассказал «TV Губернии».

За хирургическим столом и на сцене

Совмещение таких разных интересов – музыки и медицины – у Александра Воробьёва случилось естественным путём. В семье с мамой-врачом и отцом-профессиональным музыкантом иначе и быть не могло. После окончания музыкальной школы по классу скрипки Александр готовился поступать в музучилище. Однако в 8-м классе попал в воронежский мединститут на занятия клуба юных медиков и буквально загорелся мечтой стать хирургом. Во время учёбы в медицинском вузе практически не вылезал из анатомички.

– Помню свою первую операцию, – рассказывает Александр Воробьёв. – Это был конец пятого курса. Я ходил на дежурство в городскую клиническую больницу № 2. Вначале ассистировал хирургу. Наконец, мне доверили провести операцию самостоятельно: от и до. После шёл по улице, и, казалось, весь мир должен знать о том, что у меня получилось спасти человека! Наверное, со стороны выглядел смешно, потому что изнутри меня просто распирало от гордости.

В то же время и музыка не отпускала нашего героя. Ещё в середине 60-х в старших классах он организовал сначала при школе, а позднее при ДК Кирова вокально-инструментальный ансамбль «Вольный ветер».

– Вместе с друзьями мы слушали музыку The Beatles, Pink Floyd, Deep Purple и, конечно, наши отечественные ВИА, – делится Александр Сергеевич. – Что-то у них перенимали, пытались подражать. Дело пошло на лад, когда в 1971 году к нам пришёл музыкант Роберт Крайнович (большая часть его трудовой деятельности была связана с Воронежским театром оперы и балета). Коллектив окреп, сформировал интересный репертуар, в который вошли как уже известные советские шлягеры, так и песни, написанные воронежскими композиторами Геннадием Ставониным, Владимиром Беляевым, Сергеем Волковым.
По приглашению режиссёра Академического театра драмы имени Кольцова Глеба Дроздова музыканты участвовали в спектакле по пьесе Генриха Боровика «Агент 00».

– Сами придумали к нему музыку, исполняли роли, – вспоминает наш собеседник. – Это было уже после окончания мединститута, когда началась врачебная работа. Как я всё успевал? Жил по принципу: «Кто хочет что-то сделать, ищет средства, кто не хочет – оправдание».

Слава ВИА «Вольный ветер» распространилась далеко за пределы региона. Ансамбль, получивший звание народного коллектива, шесть раз становился победителем областного и восемь раз – городского конкурса среди ВИА. Вошёл в число участников творческого показа на Фестивале молодёжи и студентов в Москве (1985 год). Был частым гостем на разных комсомольских стройках, выезжал в Тюменскую область и на БАМ в агитпоездах «Молодогвардеец» и «Комсомольская правда».

Снимал швы маникюрными ножницами

– В 1980 году мы участвовали в агитперелёте «Москва – Сахалин», – продолжает Александр Воробьёв. – Он был приурочен к 60-летию шефства ВЛКСМ над военно-воздушными силами. Через главные военные аэродромы страны вместе с артистами следовали четыре генерала, включая Попкова – прототипа Маэстро из кинофильма «В бой идут одни «старики», пятикратного чемпиона Олимпийских игр, пятиборца Павла Леднёва, лётчика-космонавта Бориса Волынова.

На одной из точек маршрута возникло ЧП. Выехавший за артистами УАЗик по дороге попал в аварию. Водителю рассекло кожу на голове. Его привезли в медпункт, где была только медсестра.

– Мне, как хирургу, доверили наложить ему швы, – рассказывает Александр Сергеевич. – Позже на высоте 7000 метров я снимал их маникюрными ножницами. Так часто выходило – не будь я музыкантом, я бы не оказался в этом месте, не будь я медиком – я не оказал бы помощь.

Во время перелёта на БАМ в самолёте у пассажира случился бессудорожный приступ эпилепсии. Доктора вовремя разбудили.

– По факту вся моя помощь заключалась в том, что вывел корень языка пострадавшего и показал ему, как надо дышать, – скромно заключает медик. – Отметил, что у мужчины уже началось нарушение сердечного ритма. Во время вынужденной посадки в Свердловске его передали врачам.

«Доктор, я вас узнал!»

Более 47 лет Александр Воробьёв является практикующим врачом Воронежской городской клинической больницы № 3. После восьми лет, проведённых за операционным столом, ему пришлось уйти из хирургии из-за проблем со здоровьем. Полагал, что прощается с медициной навсегда. Коллеги посоветовали переквалифицироваться в реаниматолога-анестезиолога. На базе облбольницы под руководством доктора Василия Иванова хирург Воробьёв прошёл специализацию, после чего с уверенностью приступил к работе.

Ощутил ли он разницу между двумя важнейшими медицинскими специальностями?

– Один датский анестезиолог мне сказал: «Саша, все врачи отвечают за здоровье, а мы – за жизнь», – говорит наш собеседник. – Я не совсем согласен с этим утверждением. Все врачи отвечают за жизнь человека. С другой стороны, если во время операции у больного открывается кровотечение, у хирургов есть время, чтобы ему помочь. Когда же экстренная ситуация возникает у анестезиологов (остановка сердца, остановка дыхания), всё решают секунды. Французский анестезиолог Поль Лоран говорил: «Анестезиология – это часы скуки и секунды ужаса».

Александру Воробьёву приходилось применять свои профессиональные навыки и в обычной жизни.

– Это всегда стрессовая ситуация, – отмечает доктор. – В особенности, если дело происходит в полёте. В самолётах люди чаще всего теряют сознание из-за гипогликемии. То есть, волнуясь перед полётом, они не завтракают, а потом, когда меняется давление, мозгу элементарно не хватает глюкозы. Здесь достаточно дать пассажиру сладкого чая или кусочек шоколада, и это выведет человека из зоны риска.

Слушая Александра Воробьёва, не могу не задать вопрос, есть ли что-то общее у двух таких разных сфер жизни, как медицина и музыка.

– Много общего, – моментально реагирует он. – Например, творческий подход. Хирургия в переводе с латыни означает «рукоделие». И в музыке, и в медицине важно видеть в человеке индивидуальность. Бывает, что один и тот же препарат одному помогает, другому – не помогает, а третьему – вредит.

А не вредит ли нашему собеседнику данное пациентами прозвище «поющий доктор»?

– Сейчас доктор поёт разве что на корпоративах, – с улыбкой заключает Александр Воробьёв. – Ансамбль «Вольный ветер» просуществовал 22 года и прекратил свою деятельность. После этого, правда, были случаи, когда пациент, находясь чуть ли не на операционном столе, видел меня и вдруг восклицал: «Ой, доктор, а я вас узнал! Вы играли у нас на свадьбе».

Поете ли вы на работе? Да, очень часто Нет, коллеги этого не любят Я не люблю петь и мне не нравится, когда это делают другие Проголосовало 0 человек Наталья СТОЛПОВСКАЯ

Последние новости

Девушке с 14-килограммовой опухолью врачи помогли сохранить беременность в Воронеже

Фото: Воронежская областная клиническая больница №1 В Воронеже специалисты Перинатального центра смогли сохранить  беременность у девушки с гигантской опухолью яичников.

14-килограммовую опухоль нашли у беременной женщины из Воронежа

Врачи провели операцию 14-килограммовую опухоль нашли у беременной женщины из Воронежа Женщину с гигантской опухолью яичников прооперировали в Воронеже.

Благочинный принял участие в заседании Общественной палаты Россошанского муниципального района

10 июля состоялось очередное заседание членов Общественной палаты Россошанского муниципального района.

Card image

Сравнение гофрокартона с другими материалами упаковки по целому ряду параметров

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *